+375(44)758-58-35

Драгоценное время

2

1

В 1541 году было запрещено ношение драгоценностей в центре церковной Реформации Женеве. Что заставило ювелиров обратить внимание на новое искусство часовое дело. Строго говоря, наручных часов тогда еще не существовало, да и столь строгие запреты продержались недолго, но именно они заложили в Швейцарии основы хорошего вкуса и респектабельности, когда слишком вычурная одежда и слишком яркие украшения, не приветствовались.

 Так или иначе, именно в Женеве более четырехсот лет назад была образована первая гильдия часовщиков. И уже с XIX века все революционные часовые изобретения происходят исключительно в Швейцарии. И многие из них связаны с именем Авраама-Луи Бреге. В 1783 году он начал работать над часами «Королева Мария Антуанетта». Часы эти уже имели автоподзавод, минутный репетир, вечный календарь, независимый секундомер, «уравнение времени», термометр и индикатор запаса хода. Задняя крышка, выполненная из горного хрусталя, давала возможность увидеть работу механизма. А в 1795 году он же изобрел турбийон, считающийся величайшим достижением в часовой промышленности и наиболее сложным устройством. Вращая с помощью него колебательную систему часов, удается компенсировать влияние гравитации на точность хода. Правда, патент на свое изобретение Бреге получил только в 1801 году. Но зато в 1799 году представил часы «Tact», получившие известность как «часы для слепых». Их владелец мог узнавать время, прикоснувшись к открытому циферблату А в 1830 компания «Брегет» (Breguet) представила часы, в которых корректировка времени и завод осуществлялись одной заводной головкой.

2
Строго говоря, сегодня пальма первенства по изобретениям в часовом деле вновь находится не в Швейцарии. Первые электромеханические часы появились в 1957 году в США, первый кварцевый хронограф в 1964 году представила Seiko. В последней четверти ХХ века в быт вошли часы без циферблата с дисплеем на жидких кристаллах. Сегодня уже существуют сверхточные атомные часы, которые признаны «эталонными».
Но именно Швейцария остается законодательницей мод в часовом деле. «Швейцарские часы» это уже литературная метафора с множеством понятий, от несомненной точности до не менее несомненной респектабельности. И даже те, кто иронизирует по поводу того, что все часовые «великие изобретения», за исключением турбийона, были сделаны далеко за пределами Швейцарии, сходятся в одном: именно здесь часовое производство достигло невиданных высот. И вряд ли дело только в «раскрученности» марок: куда важнее, что швейцарским часовщикам удалось до предела сузить люфт между эксклюзивным и массовым производством в таком деликатном вопросе, как качество. И когда вам в Женеве или Цюрихе с долей иронии скажут: «И дорогие, и дешевые часы показывают одно и то же время», это означает, что в Швейцарии технические требования к механизму и серийных, и «эксклюзивных» «омег», «тиссотов», «брегетов» и «улисс-мардинов» если и отличаются, то ненамного. И серийные швейцарские часы никто не назовет «штамповкой»: на них та же печать сдержанного вкуса, респектабельности и точности. И даже супердорогие часы остаются прежде всего часами, а уже потом украшением: золотые корпуса здесь не в почете, и даже представляя модель для миллиардеров, чистейшие бриллианты, которыми усыпан корпус, сажают не на платину, а на сверхпрочную сталь. Золото металл мягкий, оно не обеспечит должной защиты механизма, а значит, и качества часов, которые должны быть точными, водонепроницаемыми и противоударными они ведь швейцарские& И когда «Тиссот» совмещает в одном корпусе компас, альтиметр, барометр и часы, на точность хода эта «многофункциональность» влиять не должна.
И как уверены многие, часы на руке могут очень много рассказать о своем владельце.